Фазы становления социогуманитарного движения «Школа Психоэкологии»

А.А. Бухтояров. А.М. Степанов. Из Пояснительной записки к научно-практической конференции «Общее Будущее: выбор Реальности» и учреждению социальной сети «Третий Эон»

Проще всего было бы эти фазы не рассматривать, а выдать «нагора» готовый продукт в виде законченного Учения, и заставить всех его кушать.

Но это уже было. Человечество уже загоняли «в счастье»: то «железной рукой пролетариата», то палками миссионеров, то волей Фюрера, то безвольной демократией. Но вот беда: не хочет человечество придуманного для него счастья. Ломает загоны, выбегает за «красные флажки»!

В подлинном исследовании интересен не только результат, – существует счастье открывания и постижения. Интересны состояния сознания, в которых удаѐтся проникнуть в глубокие тайны Бытия. Бывает, что у исследователя и нет иной награды за труды, кроме этих бескорыстных радостей.

Истинных и современных технологов уже не интересуют отдельные готовые технологии. Им интересно создать «технологию производства технологий», среду, способную как порождать новые идеи и технологии, так и использовать их. Инновационную среду. А эту среду не создать из психостатиков, способных лишь на то, чтобы закрутить гайку в указанном месте.

Сумма нулей всегда равна нулю.

С самого начала мы были «заточены» на открытие внутри самого человека ещѐ не осознаваемых им самим резервов и способностей. Все шансы выживания человечества в Третьем Времени связаны с усовершенствованием самого человека, глубиной и степенью развития структур его внутреннего мира, обретением универсальных способностей. И эти структуры, имеющие устойчивый характер, были открыты. И по степени развития каждой из них оказалось возможным наконец-то оценить, чего стоит, собственно, сам человек, а не его служебно-должностная функция.

Сумма единиц всегда больше единицы.

Немного хронологии.

1985 – 1991 гг. – эксперименты и исследования в области необычных состояний сознания, парапсихологии, психофизики, биоэнергоинформатики, гомеостатики. Лидер работ – профессор МВТУ им. Баумана В.Н. Волченко. Медико-психологическая часть – д.м.н. А.Н. Хлуновский, д.пс.н. О.М. Коѐкина, д.м.н. А.М. Степанов. Привлекался ряд психофизиков и физиков. Привлекались и «закрытые» исследовательские учреждения. Привлекался ряд физических лиц, «подозреваемых» в обладании «необычными»способностями. При этом, сами экспериментаторы о них не всегда и знали. Так, например, в экспериментах с А.А. Бухтояровым, проводимых в лаборатории боевых и стрессовых повреждений мозга Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова, обнаружилось уникальное явление полной остановки электрической активности мозга во время опытов по «внетелесным» путешествиям.

Было открыто явление создания группой лиц «виртуального мозга» группы.[5] Которое в дальнейшем получило невероятное развитие и дало потрясающие результаты.

Появилось и много «пены». До сих пор на ярких шоу бьются «экстрасенсы», мир заполонѐн НЛО. Это значит, что в пене есть ребѐнок, которого хотят выкинуть вместе с ней «борцы за чистоту науки».

Однако с распадом СССР эти перспективные работы были свѐрнуты, лаборатория закрыта.

В этих условиях ряд участников, организаторов экспериментов и исследователей, рук своих не сложили, а исследования были перенесены в народ. Лидером этого перенацеливания и его организации стала группа в составе А.Н. Хлуновского, А.А. Бухтоярова, А.М. Степанова.

Первые исследовательские площадки были созданы в г. Уфа, в городах Кировоград и Николаев, Петропавловске-Камчатском, Усинске, Сургуте, Архангельске. В этих исследованиях принимали деятельное очное участие учѐные: В.Н. Волченко, В.К. Бурцев, А.В. Жажков, И.В. Смирнов, В.Е. Лепский, Р.Т. Фархтдинов. Большое внимание ходу работ уделял депутат ГД РФ, доктор юр.н. В.Н. Лопатин.

1991 – 1996 гг. – работа над проектом Закона РФ «Об информационно-психологической безопасности»[6], затем над законом «О защите детей от информации, наносящей ущерб их здоровью и нравственному развитию»[7]. Эта работа много дала исследователям. И прежде всего – строгому отношению к слову, букве и духу Закона. За словом Закона может маячить срок. Выхолащивание духа Закона превращает Закон в орудие расправы с неугодными. Работа над законами, как ничто, дисциплинирует ум. Прежде чем написать один абзац Закона, приходится перелопатить горы литературы, перечитать всѐ, что по этому поводу есть в законодательствах других стран. Читатель этих строк! Всѐ, что здесь написано, каждое слово, каждая мысль, имеет глубочайшие, из возможных на сегодняшний день, обоснования и основания. За каждое слово мы можем отчитаться томами литературных источников и сотнями исследований. Но хорошо известно: когда идѐт большой караван, его всегда сопровождает свора лающих собак.

1990 – 2000 годы. Не все центры социогуманитарных исследований были добиты. На информационно оккупированной территории России стали появляться «партизанские отряды» сопротивления таким корпорациям, как РЭНД1 и ДАРПА2, «институт сложности» в Санта-Фе3. В 1995 году был сформирован НИИ Психоэкологии РАЕН. Инициатор – депутат В.Н. Лопатин, директор – И.В. Смирнов, зам. директора по регионам – А.А. Бухтояров.

1 RAND Corporation (англ. РЭНД — аббревиатура от Research and Development — «Исследования и разработка») — американский стратегический исследовательский центр. Является некоммерческой организацией. Направление деятельности — содействие научной, образовательной и благотворительной деятельности в интересах общественного благополучия и национальной безопасности США. Разработка и выявление новых методов анализа стратегических проблем и новых стратегических концепций. Доход корпорации – 351,7 млн.$ США (2016г) Количество сотрудников ~ 1700

2 Управление перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США или DARPA (англ. Defense Advanced Research Projects Agency) — управление Министерства обороны США, отвечающее за разработку новых технологий для использования в интересах вооружѐнных сил. Задачей DARPA является сохранение технологического превосходства вооруженных сил США, предотвращение внезапного для США появления новых технических средств вооружѐнной борьбы, поддержка прорывных исследований, преодоление разрыва между фундаментальными исследованиями и их применением в военной сфере. Годовой бюджет ~ 3 млрд.$ США (2015г) Штат сотрудников — 240 человек.

3 Институт Санта-Фе (SFI) — независимый институт теоретических исследований, расположенный в Санта-Фе, Нью-Мексико, США, являющийся некомерческой организацией и занимающийся междисциплинарным исследованием фундаментальных свойств сложных адаптивных систем, включая физические, математические, биологические и социальные системы. Бюджет на 2014 составлял чуть более $ 10 млн. Штат – 100 сотрудников.

История этого НИИ– образец гонений на гениальных психотехнологов, создавших уникальный инструментарий исследований внутреннего мира человека. То, что ранее считалось «неосознаваемым», а то и вовсе бессознательным, оказалось ещѐ как осознаваемо и выводимо на экран сознания. И.В. Смирнов создал не детектор лжи, а детектор истины. Смирнов нашѐл способ заведения в сознание человека информации, которую тот воспринимает как абсолютно надѐжный «внутренний голос». И это его очень мучило, доводя до инсультов. Он не раз говорил о том, что сделал яд, против которого нет противоядия. Ибо вредоносная информация заводится на неосознаваемом человеком уровне. Это, как если бы человека кусала смертельная змея, а он об этом даже бы не догадывался.

Позже, в ходе исследований Школы выяснилось, что противоядие всѐ же существует.

После длительных перебросов лаборатории Смирнова, она «закатилась и скукожилась» до кафедры психоэкологии на отделении усовершенствования врачей Университета им. Патриса Лумумбы.

Однако поддержанные народом исследовательские площадки НИИ Психоэкологии, указанные выше, вели работы по нарастающей траектории.

2000 – 2017 гг. Время складывания отдельных «пазлов».

Люди состоявшиеся всегда сами искали своѐ счастье, хотя и не всегда его находили. Этот поиск и есть суть свободы.

Люди несостоявшиеся своего счастья не ищут. Они предпочитают «падать на хвост» уже, по их разумению, к счастливым. И скопировать для себя счастье чужое. В этом и есть суть «бегства от свободы». На исходе 19 века это бегство стало тотальным. Психологи уже давно подсчитали, что число таких людей, устроенных психостатично, ведущих реактивный способ жизнедеятельности, «записавшихся» в «мелкие винтики» от которых ничего, якобы, и не зависит, растѐт от 80% – во времена Эриха Фромма, и до 95% – в наше время.

Это «большинство» кормят иллюзией о том, что оно-то и правит странами. Не умея управлять даже самим собой.

Коренной вопрос Третьего Времени как раз в том, чтобы численное «большинство» становилось свободным. Чтобы люди становились стратегическими субъектами, учились вести рефлексивный способ жизнедеятельности.

Что мы видим сегодня? «Большинство» всѐ поручает делать кому-то за себя. За них, якобы, думают депутаты и политики, учѐные решают, как им облегчить труд, чиновники – как их всех облагодетельствовать, военные – как их защитить от бесчисленных, чаще придуманных, или специально взращѐнных врагов. Полиция – как поймать за руку вора и заставить бросать окурок в урну.

Трагедия такой организации в том, что каждый функционер всегда доказывает, что его функция самая важная, и делит мир пополам. На себя и всех остальных. Половина ворует. Половина воров ловит. Причѐм, если их поменять местами, то никто этого и не заметит. Половина – «просто живѐт», половина – ими управляет. Половина – зрители, другая – клоуны.

Но всѐ подобное управление – внешнее по отношению к человеку. Это порождение древней идеи о том, что людьми надо управлять так: народ – объект, а мы, его «слуги», – субъекты управления.

Но даже один человек способен иметь богатый внутренний мир, в котором есть и «самоцензор», и «внутренний полицейский», и исследователь – мыслитель, и грамотный политик, психолог и философ, воспитатель детей и клоун-юморист, и, способный самосовершенствоваться, – стратегический субъект.

Займись внутренним миром. И тогда не надо ставить милиционера у каждого столба. Тогда «сдуются» за ненужностью многие бесчисленные паразитирующие организации и органы.

Даже один человек способен достигать вершин немыслимого совершенства, нести всѐ это бесчисленное количество функций в самом себе, генерировать спасительные технологические прорывы, – вот вам и решение! Ведь Человек создан «по Образу и Подобию Бога».

Но вот беда: при таком подходе добрая половина народа станет «безработной». А кормящая власть «нефтянка» превратится в груду металлолома, если выпустит на дороги давно сделанные авто на воде.

Этой безработицы можно избежать в тот же миг, когда главной работой человека на Земле будет признана его работа со своим внутренним миром, то есть работа Духовная. Для которой мы, люди, и предназначены.

Уже сегодня мы знаем, как эту работу организовать. Как еѐ оценивать, как реализовывать. И квинтэссенцию этого знания и наработок в небольшом масштабе мы уже используем в Проекте «Третье Время».

И проблема даже не в том, что на массовый запуск такого проекта нет денег. А в том, что при его реализации рушится прежняя форма организации жизнедеятельности, зиждущаяся не на «собирании» человека, а на его «растаскивании».

Немного наблюдательной конкретики.

Решая, накануне и после развала СССР, задачу новой формы организации и нового мировоззрения, мы столкнулись с задачей, сформулированной в русских сказках: «иди туда – не знаю куда, принеси то – не знаю что».

В. Высоцкий сформулировал общую ситуацию: «Ой, ребята, всѐ не так, всѐ не так, как надо!»

Что «всѐ не так» – понимали все. Более того, все понимали, чего они не хотят. Но никто не знал, чего он хочет и чего вообще можно хотеть.

Решать задачу поиска «не знаю чего» мы начали древним и хорошо проверенным «методом тыка».

Эти «тыки» позже, для приличия, были названы ступенями, фазами, вехами. «Тыки» были успешными, либо тщетными. Успешное попадание осознавалось позже. Чаще всего сначала мы нечто находили, а уже потом – искали.

Сложилась удивительно продуктивная технология поиска истин. Еѐ можно назвать технологией последовательных приближений.

Всевозможные прозрения, инсайты, научные открытия и разработки в примерно обозначенном направлении (а именно – экологии информационной среды обитания, или психоэкологии) мы вывозили в народ, на сборы и семинары практикующих и интересующихся проблемами внутреннего мира граждан.

При этом, были неожиданно решены совершенно «нерешаемые» организационные, научные и экономические проблемы.

Организационно сформировалась сеть НКО, или «рефлексивных площадок», на которых шаг за шагом отрабатывались разные версии. Что-то браковалось, что-то, наоборот, неожиданно получало продолжение. Это позволяло подняться на одну ступеньку вверх и, одновременно, увидеть с неѐ – следующую.

Мы убеждены: никакие самые блестящие умствования в социогуманитарной области ломаного гроша не стоят без постоянной народной экспертизы и практической проверки.

Экономически, на все НИОКР нам вполне хватало тех командировочных средств, на скромные личные нужды, которые сами участники поисков собирали организаторам.

Хорошо и то, что строить синхрофазотроны для социогуманитарных исследований не надо. Лабораторией является сам народ.

Позже, когда нам удалось подняться до провиденциальных уровней, мы поняли, что в подобных исследованиях деньги, по существу, ничего не решают. Можно «вбухать» миллионы, но не получить инсайта и вдохновения. А можно, как Циолковский, собрать в сарае ракету, взбадриваясь урчанием в пустом желудке.

При переходе с НИОКР на внедрение, такими средствами уже не обойтись. Но они, несомненно, появятся. Не было на Земле гениальных открытий, вокруг которых не собиралась бы толпа инвесторов с деньгами.

Важной вехой организационного становления Проекта стало совещание в Государственной Думе РФ в октябре 2016г. «Проблема импортозамещения в социогуманитарных технологиях», организованная В.Г. Цветковым и депутатом А.П. Тарнаевым. На совещании было отмечено, что страна «подсела» не только на чужие технологии технического направления. Но и на цивилизационно чуждые для России идейно-ценностные установки и социогуманитарные технологии. Они были навязаны нам победителями в «холодной войне» и конституционно оформлены в виде 13 статьи Конституции РФ, запрещающей нам иметь свою идеологию. То есть – систему коренных и глубинных ценностей. Это можно рассматривать как духовную кастрацию и узаконенное предательство своих предков, своих героев и святых.

Народ стал глухо сопротивляться. Но «импортозаместить» их социогуманитарику своей – оказалось не так просто. Здесь наше отставание оказалось куда большим, чем в технической культуре. Часть приглашѐнных «думцев», с интересом прослушав 3,5 часовые сообщения, заявила в конце, что вообще не поняла, о чѐм шла речь.

Сегодня разработки отечественного психоэкологического движения позволяют не только сделать «импортозамещение» чуждых систем идей и ценностей, социальных организованностей, но и предложить миру идеи Третьего Времени. Идеи третьего антропологического перехода.

Краткое обозрение ступеней поиска и обретений важно. Потому что надо знать, откуда взялась эта Школа и этот Проект. И ещѐ потому, что практически все, вступающие на путь обретения самого себя, проходят по одинаковым ступенями.

Кто это – мы? Первооткрыватели. Портрет в интерьере эпохи.

Всѐ начинается с того, что однажды мир встаѐт перед нами под неожиданным ракурсом. То в виде вещего сна. То в виде вдохновенного стиха, то гениальной формулы. То в виде неожиданного прозрения. Когда душу начинает щемить предчувствие Космоса, тогда мы и понимаем, что душа эта есть.

Наш путь начался с поисков чудесного и необычного. Но оказалось, что с этого все начинают. И зовѐтся это – Духовным Пробуждением. В конце 80-х – начале 90-х годов народ кварталами записывался на курсы «экстрасенсов». Само это слово появилось в середине 80-х на сборах всевозможных «сенсов», проводимых в городке Швянтое, в Прибалтике. Поиск «фактора Х» вѐлся тогда серьѐзно. В интересах ВПК и разведки. Оттуда и вышла плеяда блестящих форвардных исследователей и учѐных, которых потом оптом записали и продолжают записывать в «лжеучѐные».

Задача шельмования форвардных исследований двоякая: (а) задавить всѐ новенькое на корню, пока оно не набрало силу; (б) передать всѐ это новенькое тем, кто оплачивает гнусную работу «борцов с лженаукой».

Ни «лжеучѐных», ни «лжепророков» никогда не было. Но всегда были мошенники, выдающие себя за учѐных и пророков. И много ещѐ за кого. Это разновидности «мошенничества на доверии».

Да, заблуждения бывают, и должны быть. С заблуждения началось открытие Америки. Плыли-то в Индию!

В начале поиска и первых открытий никто не может сказать, заблуждение это, или же проблеск истины. Люди, умные «задним числом», не ведающие озарений, не знающие как в сердце «торкает» истина, как плавает в «тине сердца глупая вобла воображения» – не учѐные, ибо у науки есть еѐ Дух – дух поиска, творчества, ошибок и обретений.

За пробуждением, или, по В.Е. Лепскому – «рефлексивным выходом», следует фаза выхода из психостатичного состояния.[8] Человек выходит из своего круга привычного бытия и наступает фаза «чужой среди своих».

Суть этой чуждости в том, что он видит порочность, неправильность, бессмысленность деятельности в своѐм круге. Начинает видеть новые, нестандартные ходы и пути. И становится в своѐм окружении «Белой Вороной».

Затем он находит, если повезѐт, других «белых ворон» и становится «своим среди чужих».

На третьей фазе навигирующий в Реальности человек становится «своим среди своих». Становится завсегдатаем невидимого «Клуба Белых Ворон».

Он овладевает искусством «схватывать», не становясь «захваченным».

Вот тут и возникает проблема социального управления такого класса людьми и их сообществами. С одной стороны такие люди нужны, без них нет прогресса. С другой – властвующих всегда пугает их независимость. Всѐ «новое», в какой бы области оно не рождалось, несѐт угрозу всем тем, кто и в «старом» хорошо устроился.

Вопрос этот в СССР решался так: пусть творцы что-то творят, но под присмотром. А результаты их разработок должны соответствовать главному требованию: они должны быть отчуждаемы от разработчика. Ваше дело – сделать атомную бомбу. Забыть про неѐ и делать другой заказ. А уж как ей распорядятся – это уже не ваше дело.

Недалеко от этого принципа ушли и все другие страны. Второе Время – это эпоха отчуждаемых технологий.

Но, вскоре начали возникать такие технологии и техника, которая не работает без головы их создателя. Продать можно рукопись Пушкина. Но не его гений и вдохновение. Стали важны не столько сами технологии, которые можно и купить и просто украсть, сколько состояния сознания и формы организованности творцов и их сообществ. Разговор идѐт об инновационно-активных средах, производящих непрерывное обновление.

Часть технологий нет смысла и начинать внедрять, потому что за время их внедрения будут придуманы качественно более совершенные.

И, наконец, придумать можно что угодно. Важно придумывать такое, что поможет сохранить в этом мире человека, его качества и его миры, а также саму Реальность, в которой есть место для человека.

Именно такой средой стала становиться сеть рефлексивных площадок, слабо структурированных с точки зрения бюрократии, экономически как бы и несуществующих, некоммерческих организаций.

И вот такая форма «организации без организации» духовно пробуждѐнных людей оказалась весьма устойчивой, самовоспроизводящейся, саморегулируемой, отвечающей всем идеалам свободы.

Сами того не подозревая, мы создали зародыш социальной сети нового типа. Недорогой, эффективной и высокопродуктивной.

Литература

5. Коѐкина О. И. Виртуальный мозг как результат иэ-взаимодействий. // Сознание и физическая реальность Том 1, № 1 — 2, 1996, с. 98 – 102

6. Федеральный закон «Об информационно-психологической безопасности». Проект. Законодательство и практика средств массовой информации, № 68, г. Москва, центр «Право и СМИ», 2000 г., с. 6—14.

7. Федеральный закон «О защите детей от информационной продукции, причиняющей вред их здоровью и нравственному развитию»:федер. закон [от 29 декабря 2010 года № 436-ФЗ] // Российская газета. – 2010. – 31 декабря.

8. Лепский В.Е. Рефлексивно-активные среды инновационного развития. – М.: Изд-во «Когито-Центр», 2010. – 280 с.;

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован.

9 − восемь =